Саммари
Канон

…я пробрался однажды в щель между строк,
Я взломал этот мир, как ржавый замок,
Я никогда не любил ворожить, но иначе не мог.

Говорят, Сон и неСон – один и тот же мир, отраженный в волшебном зеркале. Как же иначе объяснишь то, что каждый человек по ту сторону сна имеет свое отражение? Так, во всяком случае, казалось. Тут же внезапно выяснилось, что во Сне существуют люди, не имеющие своих отражений в неСне. Более того, эти отражения стали появляться, сами по себе. У них есть память, их знают окружающие, но – на самом деле, их не существовало до недавнего времени. Говорят, всему виной магическое зеркало Сануры, руны которого могут менять ход истории.
Были ли новые люди созданы волшебством, или же они существовали всегда, но просто никогда не видели снов – пока остается неясным. Может быть, кто-то и заинтересовался бы поиском решения, но тут на голову обитателей Сна свалилась другая проблема – магия Отдела чудес, исполнившая их желания, перестала действовать. Любовь прошла, завяли помидоры, параллельные миры закрылись, буквально выплюнув незадачливых мечтателей. Придется отыскать новый источник магии, могущественный артефакт, который был бы способен творить настоящие чудеса. Но найдут ли герои в себе силы отправиться на эти поиски, когда они даже не знают, что им теперь нужно?

С чего все началось

Арлекинка суетливо металась с приготовлениями, не обделяя вниманием ни одну мелочь, вплоть до разглаживания несуществующих складок на воображаемых шторах. Если бы в комнату пустили служителей правопорядка снимать отпечатки пальцев, они бы могли даже не заморачиваться с поисками, ибо каждый миллиметр поверхности хранил на себе следы присутствия неугомонной девушки.
Наконец, Арлекинка хлопнула в ладоши, с гордостью матери первоклассника осматривая результат проделанной работы. Красота наведена, кофе заварен, чай – для камры – тоже. Нетбук, до сего момента коварно притворявшийся шоколадкой, не удержался от того, чтобы радостно моргнуть ярким огоньком. Все приготовления завершены, а значит, можно ждать очередного гостя. Как только вернулся Sanura и Мисо, можно будет начинать.
Арлекинка окинула комнату задумчивым взглядом напоследок, проверяя, не забыла ли чего. Ведь эта парочка даже не знала, что девушка тут хозяйничает. А ей так хотелось сделать им приятное! Вот и покараулила момент, когда оба смылись куда-то, чтобы навести блеск.
- Ну, кажется, все, - довольно выдохнула Арлекинка. – Интересно, скоро они?
Девушка некоторое время беспокойно ходила по комнате взад-вперед. Потом резко остановилась, хлопнула себя по лбу. И как она могла забыть – нужно протереть любимое зеркало, в которое всегда смотрится Sanura.
Арлекинка чуть было не сделала по привычке сальто, но вовремя сообразила, что в настолько замкнутом пространстве ни к чему хорошему эта задумка не приведет. Деловито просеменив к столу с выдвижными ящиками, в одном из которых и пряталось зеркало, девушка достала артефакт и принялась осторожно протирать его тряпочкой, которой не было мгновением раньше. Ловкость рук, как говорится, и никакого мошенничества.
Но стоило ворсу тряпочки задеть одну из рун на обратной стороне зеркала, как Арлекинка почувствовала – что-то не так. Более того – что-то не так с ней любимой. А это, как известно, не к добру.
Девушка только и успела, что положить зеркало на стол. А потом – она уснула.

Юлиана открыла глаза. Ей снился сон, такой странный. Она кому-то помогала, кажется. Или не она. Или не кому-то.
Девушка потянулась, сев на кровати. Ноги привычно нашарили домашне-уютные тапочки-зайцы. Каждое утро начиналось одинаково. И Юлиану это вполне устраивало.
Наскоро перекусив, девушка отправилась в школу. Одиннадцатый класс, как-никак. На подходе к месту назначения, сзади послышались исключительно бодрые крики:
- Юлька! – пауза. – Криштофская!
Юлиана обернулась. Ее звала одношкольница. Ну или как это называется, когда с человеком особо не знаком, но видел лицо не раз, даже познакомиться успел, вроде бы как. Имя вертелось на языке, но все ускользало из памяти, так что девушка вежливо улыбнулась и кивнула – мол, слушаю.
- Слушай, ну тебе как президенту – не докричишься! – радостно выдала девчушка. Она была на год-два младше, а судя по тому, сколько людей успело ей помахать за те пару метров, что отделяли ее от Юлианы, знала ее добрая половина школы. – Ну как ты? Осваиваешься?
Криштовская родом из большой и шумной Москвы. Она переехала в новый теплый город летом, и ее решено было определить в эту школу. Родители развелись, мама осталась в родной столице, а папу попутным ветром занесло сюда. Так и остались вдвоем.
- Да, спасибо, - улыбнулась Юлиана. – Право, не стоит беспокоиться.
- Что ты, что ты, какие уж тут беспокойства! – замахала руками девочка, не переставая улыбаться. – Я рада, что все в порядке. Если что, только свистни!
Юлиана задумчиво проводила взглядом спешащую добродетельницу. Складывалось впечатление, что где-то она уже видела этот взгляд. Но что в этом взгляде цепляло память – непонятно.
Школа, уроки, одноклассники. Наконец, можно вернуться домой. А дом частный, где-то на окраине города. Пустой сейчас – папа с работы только вечером вернется. Можно и вздремнуть.
Юлиана закрыла глаза.